Глава 9

– Пошли! – крикнул он и, шагая через полянку, запел, как ветер в трубе:

 

Марш вперёд – труба зовёт, ‑

Бра‑авые‑е ребя‑ята‑а !

Выше голову‑у держа‑ать ,

Сла‑авные‑е орлята!

 

Валя поморщилась, заткнула уши пальцами. Карик махнул рукой: пускай поёт. У каждого человека должен быть какой‑нибудь недостаток. Профессор был только человеком.

 

Путешественники шли лесом.

Высокие деревья без сучьев, без веток стояли точно исполинские радиомачты.

Солнечные лучи, падая сверху, ложились на землю золотыми полосами, и земля была похожа на полосатое жёлтое одеяло.

Путешественники то карабкались на крутые, почти отвесные горы, то скатывались вниз.

Глубокие овраги сменялись высокими холмами. Лес спускался на самое дно оврагов и поднимался вверх, на хребты высоких гор.

Почва была вся изрыта, исковеркана.

Руки и ноги профессора и ребят покрылись ссадинами и царапинами.

У Вали на лбу синела большая шишка. У Карика распух нос и через всю грудь тянулся красный шрам.

Ребята пыхтели, но от профессора не отставали ни на шаг.

Солнце до боли обжигало плечи и руки. Иван Гермогенович поминутно вытирал ладонями мокрое лицо. Валя стала такая красная, как будто её обварили кипятком.

– Ну и Африка! – попробовал пошутить Карик. – Ещё один такой день – и мы начнём линять. Будем полосатые, как зебры.

Иван Гермогенович и Валя промолчали. Они шли, облизывая языком потрескавшиеся губы, и то и дело посматривали по сторонам, – не блеснёт ли где‑нибудь пруд или речка.

Но воды не было.

– Пить как хочется, если бы вы знали! – не выдержала наконец Валя.

– Ну, ну, нос не вешать! – подбадривал ребят профессор. – Где‑нибудь поблизости должна быть вода.

Скоро Валя совсем выбилась из сил.

– Отдохнём! – говорила она через каждые десять минут.

Путешественники останавливались, присаживались отдохнуть, но сидеть на раскалённой земле было ещё хуже, чем идти по ней. Не просидев и минуты, они снова пускались в путь.

– Н‑да… – бормотал профессор, – путешествуем, точно в пустыне Каракумы. Валя шла шатаясь.

– Пить! Пить! – хныкала она.

Карик шагал как во сне, спотыкаясь и наталкиваясь на деревья.

И вдруг в просветах леса мелькнула синяя полоса.

– Вода! – закричала Валя, бросаясь вперёд.

Профессор и Карик забыли про усталость. Перегоняя друг друга, они побежали за Валей.

Лес расступился.

Среди зелёных зарослей висели огромные синие цветы, но воды и тут не было.

Валя упала на землю.

– Я не могу больше! – застонала она.

– Сейчас, сейчас! – бормотал профессор. Он подхватил Валю под руку.

– Надо идти! Идём, Валек!

Холодная, освежающая вода мерещилась ребятам и профессору на каждом шагу; она мелькала то впереди, то справа, то слева.

Обессиленные путешественники, выбиваясь из последних сил, бежали к воде, но всякий раз они находили только синие цветы.

– Пить! Пи‑и‑ить! – хрипела Валя.

– Пить! – шептал пересохшими губами Карик. Иван Гермогенович пошатнулся и упал лицом на землю. Ребята свалились рядом.