Глава 8

– Ой, смотрите! – закричала она. – Разве это коровы? Совсем не похожи. И какие зелёные!

По краям листа‑лужайки бродили, перебирая тонкими, длинными ногами, зелёные животные, похожие на исполинские груши. Некоторые из них сидели, опустив на мясистую поверхность листа и глубоко вонзив в него загнутый хобот.Тля. Мир насекомых.

– Ну, вот, – сказал профессор, – знакомьтесь. Травяные коровы. Пусть не смущает вас, что они не похожи на коров. Зато молоко у них великолепное. Не хуже, чем у настоящих коров.

– А как их зовут? – спросила Валя.

– Неужели ты ещё не догадалась? Да это же тля. Самое обыкновенное насекомое. Если ты когда‑нибудь читала о муравьях, то должна, конечно, знать и тлей.

– Ага, я помню! – сказал Карик. – Муравьи разводят их.

– Вот, вот, ты прав, Карик, – ответил Иван Гермогенович. – Муравьи нередко переносят тлей к себе, кормят их, ухаживают за ними.

– Как в молочном совхозе!

– Да, почти… У муравьёв тля в большом почёте. Так же, как у людей корова Муравьи доят их, питаются молоком тли и… осторожнее, пожалуйста. Не наступите на молоко.

Профессор остановился перед лужей густой жидкости.

– Я думаю, – сказал Иван Гермогенович, – доить зелёных коров не стоит. Здесь и так текут молочные реки, угощайтесь, друзья мои!

Он лёг на живот, припал губами к луже тлиного зелёного молока и, пачкая в нём бороду, сделал несколько глотков.

– Очень вкусно! Прошу! Угощайтесь!

Ребята последовали примеру Ивана Гермогеновича и с жадностью накинулись на сладкое, густое молоко.

– Ну как? – спросил профессор. – Вкусно? Понравилось?

– Лучше настоящего! – сказал Карик, с довольным видом вытирая ладонью рот.

Валя чавкала, не поднимая головы, и только мычала что‑то нечленораздельное.

Наконец все насытились.

Ребята отползли от молочной лужи и растянулись на листе, точно на пляже.

Валя лежала, поглаживая живот, Карик раскинул широко руки и ноги

– Хорошо! – сказал он.

– Если вы уже сыты, идёмте! Не будем терять напрасно ни одной минуты!

– Ой нет! – торопливо сказала Валя. – Сначала отдохнём немножечко.

– Хоть полчасика! – поддержал Карик сестру Отяжелевшие ноги казались чужими. Руки лежали на мясистом листе, точно налитые свинцом. Двигаться было лень.

– Ну, хорошо! – согласился Иван Гермогенович. – Отдыхать так отдыхать. – И лёг рядом с ребятами.

Некоторое время путешественники лежали молча, жмурясь от яркого солнца, переваливаясь с боку на бок.

Над головами шумел ветер. Лист покачивало, словно люльку.

– А хорошо ведь! – пробурчал профессор. Он начал что‑то бормотать, потом положил голову на лист и тихо захрапел, чуть посвистывая носом.

– Заснул, – сказала Валя.

– Пусть спит. И мы отдохнём. Валя помолчала немного.

– Мама теперь плачет, наверное! – вздохнула она.

– Ясно, плачет! – сказал Карик, хмуря брови.

Валя вздохнула ещё тяжелее, словно и сама собиралась заплакать, но в эту минуту в воздухе что‑то загудело и с шумом ударилось в лист.

Лист задрожал.

– Кто это? – взвизгнула Валя.

Профессор приоткрыл сонные глаза.

По листу ползла огромная черепаха, чуть‑чуть только поменьше танка. Спина черепахи блестела красным лаком. Чёрные пятна на спине сияли, точно лакированные японские тарелки.

Профессор зевнул, закрыл глаза и безмятежно захрапел.Божья коровка. Мир насекомых.

Ребята с беспокойством поглядывали на красное чудовище, которое легко, совсем не по‑черепашьи, бежало прямо на них.

Они прижались друг к другу.

Красная черепаха подбежала к ребятам, взглянула на них сверху, точно с крыши сарая, и грозно шевельнула усами…

Карик и Валя вскочили и с визгом и криком бросились бежать.

Они пронеслись мимо зелёных коров, которые мирно паслись на листе‑лужайке, и подбежали к самому краю листа.

Дальше бежать было некуда.