Глава 8

И Валя рассказала, как они пытались сорвать с дерева ягоду, да не долезли и свалились вниз, в бурную речку.

– Вы ели эти ягоды? – с тревогой спросил Иван Гермогенович.

– Нет! Мы не успели!Волчье лыко. Мир насекомых.

Профессор с облегчением вздохнул:

– Ну и хорошо сделали. Это были, по всей вероятности, ягоды ядовитой дафны, или, как чаще всего называют это растение, ягоды волчьего лыка.

– Но ведь мы не ели его.

– Неважно. Вы надышались ядовитыми испарениями дафны и поэтому потеряли сознание.

– Знаете, Иван Гермогенович, – решительно сказал Карик. – Мы согласны ночевать на ветке и где угодно, только…

– Только что?

Карик глотнул слюну и сказал:

– Только мы ничего ещё не ели со вчерашнего дня. И… и мы совсем не можем идти… Нам бы…

– Ну вот, ну вот, – засуетился профессор. – И как это я не догадался сразу?… Конечно, мои друзья, конечно… Прежде чем двинуться в путь, мы с вами хорошенько закусим… Хотите молока?

– Настоящее молоко?

– М‑м… Не совсем, конечно, настоящее, но всё‑таки молоко.

– Давайте! – протянул руку Карик.

– Только побольше! – сказала Валя.

– Идёмте! – сказал профессор.

Иван Гермогенович пошёл вперёд, разглядывая травяные деревья и что‑то отыскивая глазами. Наконец он остановился под тенью травянистого баобаба, у которого были такие большие листья, что на каждом из них вполне могла бы поместиться футбольная площадка, да ещё остались бы места для зрителей.

– Вот! – протянул вверх руку профессор. – Здесь пасутся стада коров.

– Коровы на дереве?

– Ну да… У них тут что‑то вроде альпийских пастбищ… Так кто же из вас полезет первым, друзья мои?

– А… а… а эти коровы не кусаются?

– Не кусаются и не бодаются. Ни зубов, ни рогов у них нет.

Карик и Валя разом бросились к дереву. За ними полез Иван Гермогенович.

Хватаясь за мягкие зелёные ветви, они карабкались, помогая друг другу, и скоро добрались до вершины могучего дерева.

Тихо покачивались, сияя на солнце, глянцевитые широкие листья, похожие больше всего на гладкие зелёные лужайки. Путешественники влезли на один из таких гигантских листьев и пошли по нему, ступая босыми ногами по мягкой мясистой поверхности. Но, сделав всего лишь несколько шагов, ребята нерешительно остановились.

– В чём дело? – спросил профессор. Валя протянула дрожащий палец.

– Что это? – показала она на поверхность листа.

– Да, да, что это такое? – спросил Карик, пятясь.

Лист был совсем как живой.

Его глянцевитая поверхность шевелилась, сжималась и растягивалась. Она была усеяна тысячами ртов, которые не то жевали что‑то, не то норовили схватить Карика и Валю за босые ноги.

– Ну? Что вас смущает? – удивился профессор.

– Разве это лист? – сказала Валя. – Смотрите, что он делает, так и хочет откусить ноги. Я боюсь таких листьев.

– Какие глупости! Стыдитесь! Да это же самые обыкновенные устьица.

– Устьица?

– Ну конечно. Это же форточки листа, которые проветривают растение. Это его лёгкие, которыми оно дышит.

– А… они не могут схватить нас за ноги?

– Ясно, нет. Не бойтесь, идите за мной смело! И профессор зашагал по листу вдоль крепких жил, которыми была прошита зелёная лужайка во всех направлениях. Следом за профессором двинулись ребята.

Первой увидела коров Валя.