Глава 8

– Понимаю, – кивнул головой Карик.

– А я не поняла… – сказала Валя.

– Что тебе не понятно?

– Я не понимаю, как вы узнали, где мы находимся.

– Расскажу и об этом, но не сейчас, – сказал профессор, похлопав Валю по плечу. – Дорога у нас длинная, идти придётся долго, успеем поговорить обо всём в пути. Вы расскажете, что видели и что узнали, а я расскажу, как нашёл вас… Сейчас же вот что, друзья мои… По дороге к дому мы, возможно, потеряем друг друга, в таком случае каждый из вас должен сам найти дорогу домой… Идёмте за мной… Прежде чем мы двинемся в путь, я должен вам кое‑что рассказать.

– Но мы не хотим потеряться! – сказала Валя, хватая Ивана Гермогеновича за руку.

– Очень хорошо. И всё‑таки… На всякий случай… Мало ли что может случиться.

Профессор подхватил ребят под руки и быстрыми шагами поднялся на пригорок.

Ребята вприпрыжку бежали, чтобы поспеть за ним.

– Видите? – спросил профессор, протягивая руку.

Вдали над густыми зарослями травяных джунглей поднимался в небо, как высоченная труба, огромный столб. Наверху в синем воздухе развевалось огромное красное полотнище.

Столб стоял среди леса, но его можно было видеть так же хорошо, как одинокую сосну в степи.

– Это моя мачта! – сказал Иван Гермогенович. – Я поставил её вместо маяка.

– Зачем?

– А вот слушай… Где бы мы с вами ни были, мы всегда сможем увидеть наш маяк. Стоит только взобраться на вершину травинки, и…

– Понятно, понятно! – закричали ребята.

– Ну, остальное все очень просто… Внизу, около мачты, я оставил небольшой фанерный ящик. Он плотно закрыт со всех сторон, надёжно защищён от дождей и солнца. А для того чтобы мы могли попасть в него, я прорезал сбоку, в одной из стен ящика, небольшую дырочку.

– А зачем попасть?

– Когда мы доберёмся до ящика, мы влезем в него и там найдём коробку с белым порошком… Это, друзья мои, увеличительный порошок… Достаточно каждому из нас проглотить пригоршню этого порошка, как мы снова превратимся в больших, настоящих людей. Понятно?

– Ой! – вырвалось невольно у Вали. – А вдруг кто‑нибудь унесёт ящик?

Профессор смутился. Он и сам уже думал об этом. Но стоило ли говорить сейчас ребятам про свои тревоги?

Погладив бороду, профессор сказал уверенно:

– Ерунда! Ну кому понадобится старый фанерный ящик? Насколько мне известно, здесь, в этих краях, вообще очень редко встречаются люди. И… и вообще, довольно болтать, не будем терять понапрасну время. В дорогу, Друзья мои! Вперёд! Ну, выше головы! Руку, Карик! Руку, Валя!

– Куда же мы сейчас?

– Туда! – махнул рукой профессор. – Курс – на фанерный ящик.

Высоко подняв голову, Иван Гермогенович зашагал к лесу. Ребята шли за ним, о чём‑то оживлённо перешёптывались. Профессор услышал:

– Скажи ты!

– Почему я? Скажи сама!

– В чём дело? – спросил Иван Гермогенович, останавливаясь.

– А как же теперь мы будем спать, как обедать, завтракать? – спросила Валя.

Иван Гермогенович пожал плечами.

– Какие пустяки! Мы будем спать, как спали наши предки. На деревьях, в шалашах, в пещерах. И, право, это куда интереснее, чем спать в душной комнате. Считайте, что мы переехали на дачу. Устраивает это вас?

– А что мы будем есть?

– Ну, еды здесь сколько угодно. Можно обедать, ужинать и завтракать хоть по десять раз в день,

– А вот нас, – сказала Валя, – когда мы хотели сегодня съесть одну ягоду, кто‑то ударил и сбросил в реку.

– Ударил? – удивился профессор.

– Ну да.