Глава 7

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Извини, пожалуйста, – весело сказал Иван Гермогенович, – извини, что помешал тебе.

Кузнечик подпрыгнул. Расправив сверкнувшие на солнце крылья, он исчез в зелёной чаще травяного леса.

– Прощай! Счастливого пути! – крикнул Иван Гермогенович, помахав кузнечику рукой.

Профессор остался один. Он стоял, оглядываясь, поглаживая седую бороду.

– Однако, – забормотал Иван Гермогенович, – куда же ты затащил меня, зелёный скакун? Где же пруд? Как пройти к нему? Направо мне идти или налево?

Вокруг шумел лес. Но только сейчас профессор заметил, как не похож этот лес на травяные джунгли.

Тут не было искривлённых бамбукоподобных деревьев. Длинные, слегка изогнутые стволы тянулись вверх, словно гигантские свечи. Профессор, взглянув на кроны, удивлённо заморгал. Там, на головокружительной высоте, тихо покачивались огромные белые шапки. Каждое дерево стояло, как длинная жердь, на которую нахлобучили сверху гигантскую белую папаху,

– Какие же это? – прищурился Иван Гермогенович.

Он подошёл поближе к стволам и вдруг остановился как вкопанный. Прямо на его глазах белое пушистое облако сорвалось с вершины одного дерева и внезапно исчезло. Оно как будто растаяло в воздухе.

Неожиданно к ногам Ивана Гермогеновича сверху упало тяжёлое продолговатое ядро.

Профессор нагнулся. Из головки ядра торчал длинный тонкий хлыст, на нём трепетал пушистый парашют.

– Ах, вот что! – закричал профессор. – Да ведь это же… Но как я сразу не догадался?Одуванчик. Мир насекомых.

Он внимательно оглядел высокие, странные деревья, потом подошёл к одному из них и попытался подняться по стволу наверх. Охватив дерево руками и ногами, Иван Гермогенович начал подниматься к вершине.

Ствол дерева был толстый и липкий. Руки и ноги приклеивались к нему, но профессор только порадовался такому неудобству. Ведь если бы дерево было гладким, ему было бы трудно подняться вверх.

С трудом отдирая руки и ноги, тяжело дыша и обливаясь потом, он полз по стволу, как муха по клейкой бумаге, бормоча под нос:

– Так, так! Прекрасно! Мне положительно везёт сегодня.

Вначале подъем был трудным, но чем выше поднимался профессор, тем тоньше становился ствол и тем легче было передвигаться. Ветер раскачивал дерево, и вместе с деревом качался Иван Гермогенович, в страхе поглядывая изредка на землю.

Но вот и верхушка дерева: белая пушистая шапка.

Профессор протянул руку, приготавливаясь перебраться со ствола на крону, как вдруг по его руке скользнуло что‑то мягкое.

Иван Гермогенович прижался к стволу. Вокруг него неожиданно захлопали крылья, воздух загудел. Перед глазами профессора понеслись, приплясывая, крылатые животные.

Перепуганный профессор втянул голову в плечи.

«Сожрут! Непременно сожрут, разбойники!» – тоскливо подумал он; однако, взглянув на крылатых животных, сразу же успокоился.

– Уф! Какой я всё‑таки трус! – вздохнул с облегчением Иван Гермогенович.

Расправив длинные, тонкие ноги, животные кружились вокруг дерева, трепеща прозрачными жёсткими крыльями. Их длинные хвосты задевали лицо профессора, скользили по всему телу.

– Подёнки! Всего только подёнки! – пробормотал Иван Гермогенович и, ухватившись руками за мясистые листья кроны, спокойно полез на вершину удивительного дерева.

Подёнки только с первого взгляда казались великанами. На самом же деле они были немногим больше профессора. Казались же они гигантскими только потому, что сзади у них развевались хвостовые нити, похожие у одних на вилку, у других – на циркуль.

Хвостовые нити были вдвое длиннее туловища.

«Ишь как пляшут! – подумал профессор. – Неужели скоро станет темнеть?»

И, не обращая больше внимания на крылатых плясунов, Иван Гермогенович вскарабкался на самую крону.