Глава 17

– Сейчас раздавлю! – крикнула Валя.

– Да ты не кричи! – шёпотом сказал Карик. – Ты оглушишь его. Он ведь маленький. Дай‑ка мне его сюда.

Карик бережно стряхнул профессора с дощечки к себе на ладонь и поднёс его к уху.

– Экофора, – услышал он слабый голос Ивана Гермогеновича. – Единственная экофора… Такой экземпляр!..

– Про экофору какую‑то говорит! – шепнул Карик.

– Это, наверное, порошок так называется, – тихо ответила Валя, – А порошка‑то и нет…

Карик посмотрел на ладонь и сказал раздельно:

– Иван Гермогенович, что делать? Ветер унёс весь порошок… Мы не виноваты… И опять поднёс ладонь к уху.

– Это ничего, – пропищал чуть слышный голосок Ивана Гермогеновича, – у меня в лаборатории есть ещё несколько граммов такого порошка… Несите меня домой… Только отыщите сначала экофору… Она тут… В траве…

– А что такое экофора? – спросил Карик.

– Экофора, – пропищал Иван Гермогенович, – бабочка из семейства молей… Водится только на юге… В наших местах такие бабочки чрезвычайно редки, а Валя отняла её у меня… Пусть непременно найдёт.

– Ну, Валька, – сказал Карик, – ищи экофору. Сама выбросила эту редкость, сама и найди.

Валя наклонилась, пошарила и подняла за крылышки маленькую полумёртвую бабочку.

– Эта? – спросил Карик, показывая бабочку профессору.

– Эта! Эта! – обрадовался Иван Гермогенович. – Захватите её домой, но только, пожалуйста, осторожнее… Не сомните крылышек.

– А нам в какую же сторону идти? – спросил Карик.

– Идите прямо к пруду, никуда не сворачивая, а там за прудом вы и сами увидите дорогу в город Одна тут дорога в город!

Карик сорвал широкий лист подорожника, ловко свернул его фунтиком и бережно посадил на дно этого фунтика великого учёного – Ивана Гермогеновича Енотова.

– Ну, а теперь бежим домой, – сказал он Вале. – Только смотри не потеряй драгоценную экофору.

– Постой… Как же мы пойдём по городу голыми?

– Подумаешь! – презрительно фыркнул Карик.

– Нет, нет! – сказала Валя. – Это нехорошо.

– Что значит нехорошо? – удивился Карик.

– Да у меня все кости торчат наружу. Смотри, какая я худая. Надо мной смеяться будут.

– Ничего, добежим.

– Нет, нет, – замотала головой Валя. – Надо одеться.

Валя подняла с земли скомканную рубашку профессора и накинула её на себя.

– Ну и чучело! Посмотри, на кого ты похожа. Рубашка доходила Вале до самых пяток. Рукава свисали до колен. Но всё‑таки это была одежда. Валя, засучив рукава, подобрала рубашку, точно шлейф.

– А ты как? – спросила она у Карика, не обращая внимания на его смех. – Надень и ты что‑нибудь.

Карику пришлось влезть в брюки профессора.

Он натянул их до самого горла.

– Очень прилично! – одобрила Валя. Утопая в штанах, Карик сделал несколько шагов, споткнулся и упал. Хорошо, что он успел вовремя поднять руку, в которой держал профессора, а то бы потерял его или раздавил.

– Подверни брюки! – посоветовала Валя, помогая брату подняться и справиться со штанами.

Наконец сборы были окончены. Карик взял сестру за руку, и оба, точно сговорившись, запели дружно:

 

Марш вперёд – труба зовёт, –

Бравые ребята!

Выше голову держать,

Славные орлята!

 

За прудом, точно стрела, лежала асфальтовая дорога. Она вела прямо в город.