Глава 16

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Профессор добродушно усмехнулся:

– Да какие же это змеи? Самые обыкновенные кулициды хирономус… А попросту, по‑русски, личинки комара‑дергуна… Любимая пища мелкой рыбёшки.

– Но как их много!Личинка комара-дергуна. Мир насекомых.

– А это хорошо, что много. Чем больше таких личинок в прудах, озёрах и реках, тем больше в них рыбы. Ведь это единственный для многих рыб корм. Не будь в воде личинок дергуна – не было бы у нас плотвы, окуней, ершей, язей, лещей, голавлей.

– Смешное какое название – дергуны. Почему их так зовут?

– Да потому, что они неустанно сучат, дёргают ногами, словно стараются стряхнуть что‑то с ног.

– А я и не знала, что комаров называют дергунами.

– Нет, – сказал Иван Гермогенович, – так называют только один вид комаров. У других комаров – другие названия.

– Как? – удивился Карик. – Разве комары бывают разные? Я думал, все комары на один лад.

– О нет, их сотни видов. В одном только нашем районе есть комары‑дергуны, комары‑толкунчики, бородатые комарики, комары‑долгоносики, малярийные комары, комары перистоусые, комары земноводные, комары обыкновенные. У нас есть даже снежный комарик.

– Белый?

– Нет! Снежным он называется потому, что живёт на снегу.

– Разве и зимой комары живут?

– Жизнь не прекращается ни летом, ни зимой, – ответил Иван Гермогенович. – Летом ползают, прыгают и летают одни насекомые, зимой – другие. Например, у нас на снегу можно встретить снеговых блох, снежных червей, снежных паучков, ледничников, бескрылых комариков и ещё много‑много других живых существ.

– А комары все кусаются? – спросила Валя, боязливо поглядывая на личинку дергуна.

– Личинка не кусается, да и взрослый дергун не трогает ни человека, ни других животных. А вообще‑то что такое, в сущности, укус нашего комарика? Так! Чепуха! Пустяки! – Иван Гермогенович погладил бороду и улыбаясь сказал: – Вот на острове Барбадосе комары кусают, так это действительно, я вам скажу, кусают!

– А что? Очень больно? – прошептала Валя.

– Чувствительно… Там, между прочим, был такой случай. В городе Веракруце какая‑то женщина заснула летаргическим сном. Её родственники решили, что она умерла, потому что лицо у неё было восковое, а сама она холодная как лёд. Ну, её, понятно, положили в гроб, а гроб вынесли на веранду.

– Ну и что же?

– И вот, лишь только наступила ночь, как на веранду налетели тучи барбадосских комаров. Они густо облепили мнимоумершую и принялись её так жалить, что она проснулась, схватила с перепугу крышку гроба да так, с крышкой в руках, и выбежала на улицу.

– И уже больше не умирала? – спросил Карик.

– Да, после этого она жила до самой смерти. Вдруг Валя вскочила и закричала:

– Ой, смотрите, какая барбадоска плывёт! Уй‑юй‑юй!

Под водой в стороне от корабля мчалось длинное серое животное с огромной головой. Все оно было точно сшито из кусков. Широкий хвост, похожий на три петушиных пера, извивался с поразительной быстротой.

Животное время от времени останавливалось, вытягивалось, как струна, и вдруг быстро‑быстро надувалось. Надувшись до отказа, оно отбрасывало назад упругую струю воды. Этой струёй оно отталкивалось, двигаясь вперёд, как ракета.

– Личинка стрекозы! – сказал профессор.

– Вот бы нам её, – сказал Карик, – вместо мотора.Личинка стрекозы. Мир насекомых.

Профессор засмеялся:

– Ну, с таким мотором нам, пожалуй, не справиться. Личинка стрекозы, друзья мои, очень опасная зверюга. Она нападает даже на мелкую рыбку и пожирает её. А ведь любая рыбёшка по сравнению с нами – целый кит.