Глава 16

– А зачем же осы делают бумагу? – спросила Валя. – Разве оса эвмена из бумаги сделала кувшин, в котором мы сидели?

– Ну, так то была оса эвмена. А ведь кроме осы эвмены есть ещё двадцать тысяч видов других ос. И все они по‑разному строят свои гнезда. И по форме разные и по размерам. Оса амазонская полибия, например, строит гнезда величиной с человеческий рост. Эти огромные гнезда висят на деревьях, словно корзины с ручками. А вот оса ординер имеет гнездо величиной с куриное яйцо. Есть осы, которые строят свои гнезда наподобие трубчатых камер. Осы полисты строят свои гнезда прямо под открытым небом, без «крыши». Есть осы, строящие гнезда на деревьях, а есть немало и подземных ос.

– Ну, хорошо, – сказал Карик, – они делают бумагу. Но не такую же хорошую, какую делают люди?

– Напрасно так думаешь. Многие осы приготовляют бумагу лучше человека. Бумага осы не боится ни снега, ни дождей, не рвётся от ветра. Вот если станешь энтомологом – попробуй разгадать секрет приготовления бумаги осами. Такая бумага будет очень полезной людям. А ты о чём задумалась, Валя?

– Я думаю, как бы поскорее уйти отсюда. Если они уже грызут наш причал, значит, они где‑то недалеко от нас. Я боюсь их. Пойдёмте домой!

– Ну что ж, – сказал Иван Гермогенович, – домой так домой. Пошли!

И путешественники вернулись в свою пещеру.

 

Утром чуть свет они перекатили на корабль последние бочки с мёдом, перенесли волосяные матрацы, захватили и яйца светляков.

Одно яйцо как сигнальный фонарь Карик прикрепил к верхушке мачты.

Суетился он, пожалуй, больше всех. И немудрёно. Ведь он так долго болел и так мало приложил сил для спуска и оснастки корабля, что ему теперь необходимо было работать больше Вали и профессора.

Бегая по кораблю, Карик командовал, как, казалось ему, должен командовать настоящий капитан:

– Эй, на юте! Подобрать шкоты! Валя смотрела на него широко открытыми глазами.

– А что такое «на юте»? – спрашивала она.

– Ну‑у‑у… Ясно что! Где ты стоишь сейчас – это и есть ют!… На корме, значит… Эй, юнга Валентина, шкоты подбери!

– А что такое «шкоты»?

– Не знаешь, что такое шкоты? Шкоты – это верёвки.

– А нельзя ли, – спросил Иван Гермогенович, – верёвки называть верёвками, а корму кормой? Карик горько усмехнулся:

– Можно, конечно, но тогда нас надо называть не моряками, а плавучим детским садиком.

– А мы уже моряки?

– А кто же? Пассажиры? Нам же вести корабль приходится. А если мы моряки, нам и разговаривать надо на морском языке.

Перетаскивая груз на «Карабус», отважные мореплаватели обливались потом, но как только корабль был нагружен, все уселись на палубе, осматривая размещённое на корабле снаряжение.

– Кажется, все перенесли! – сказал профессор. – И продукты, и матрацы, и снасти.

– Жалко, что не попался нам ручейник, – сказала Валя. – У него мягкая шёлковая паутина. Такие матрацы были бы лучше волосяных.

– Неженка! – сказал Карик. – Настоящие моряки даже на голых досках должны спать. Море неженок не любит.

– Но я, – сказал профессор, – не собираюсь быть моряком. Да и Валя, думаю, не мечтает о море. Поэтому ты можешь спать на волосяном матраце, а мы с Валей поищем что‑нибудь помягче.

– Тут есть ручейники? – спросила Валя.