Глава 16

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Что это у неё? – спросила Валя. – Смотрите, на гриб похоже!

– Да это и есть грибок эмпуза. Вдруг шляпка грибка отвалилась и упала на землю.

– Новая эмпуза созрела! – сказал Иван Гермогенович.

– Какое смешное слово – эмпуза! – фыркнула Валя.

– Разве смешное? А вот мне оно никогда не казалось смешным… С эмпузой я давно вожусь. Это мой старый знакомый. Грибок‑паразит… Один из полезнейших для человека грибков… Он убивает мух… Вот эта новая эмпуза, которая упала сейчас на землю, разорвётся, как только к ней подойдёт поближе муха, и осыплет её осколками‑семенами; семена прорастут, убьют муху и выбросят на погибель другим мухам новую бомбу‑грибок.

– А если мухи не подойдут?

– Тогда эмпуза не разорвётся!

– Ну, а если не муха подойдёт, а пчела, – разорвётся эмпуза или нет?

– Нет, не разорвётся.

– Значит, в пчёл они не стреляют, эти эмпузы?

– Эти нет. Но у пчелы есть тоже свой грибок‑паразит. Он попадает в соты и портит их. Ну, конечно, такие грибки не полезны, а даже очень‑очень вредны.

«Хлоп!» – треснуло что‑то на площадке. Профессор высунул голову и сказал:

– Ещё пяток мух готов! Скоро и они протянут ноги.

И действительно, вскоре вся площадка покрылась мушиными трупами.

Путь к озеру был свободен.

После обеда Иван Гермогенович решил сходить на берег посмотреть славный «Карабус». На месте ли он? Не сорвало ли его ветром? Не повалило ли набок?

Иван Гермогенович собрал ворох паутинных верёвок, взвалил верёвки на плечи и, сунув за пояс острый камень, направился к выходу.

– Ну, Валя, пошли! Ты, надеюсь, поможешь мне?

– Конечно, помогу, если только…

– Если только – что?…

– Если на площадке нет ни одной мухи…

– Нет и не будет! – ответил Иван Гермогенович.

– А новые? Не прилетят?

– Ни в коем случае. А если даже и прилетят, то погибнут тотчас же. Ведь наша площадка теперь заминирована эмпузой.

Успокоенная Валя двинулась к выходу.

– А я? – вскочил с матраца Карик.

– А ты лежи! Поправляйся! Мы и сегодня без тебя справимся.

– Без меня? – возмутился Карик. – Да знаете ли вы, что такое грот‑мачта? А что такое бизань? А кливер? А шкоты? А брамсели?

– Ну, ну, – усмехнулся профессор, – смотрите, какой волк морской!

– И не волк, и не морской, а в кораблях кое‑что понимаю! – с гордостью ответил Карик, который слышал все эти морские названия от одного знакомого моряка.

Профессор махнул рукой:

– Ну, если так, идём! Ничего не поделаешь. Только осторожней, не повреди больную ногу. Путешественники вышли из пещеры.

– Настоящее мамаево побоище! – сказал Иван Гермогенович, пробираясь между мёртвыми мухами.

Валя старательно обходила трупы, искоса поглядывая на них. Хотя мухи были мёртвые, но… всё‑таки уж лучше держаться от них подальше.

– Стойте! – закричал вдруг Карик. Профессор и Валя быстро оглянулись. Карик стоял около большой мухи, которая лежала, широко раскинув крылья.

– Что ты, Карик?

– Смотрите, – ответил Карик, приподнимая обеими руками прозрачное крыло мухи. – Парус! Понимаете?

– Понимаю! Конечно, понимаю! – обрадовался Иван Гермогенович.

Он подошёл к мухе и, пошевелив её гремящее крыло, сказал:

– Прекрасный выйдет парус! Воспользуемся! Вытащив из‑за пояса острый камень, профессор взобрался на муху и сильным ударом отсек крыло. Крыло упало к ногам Карика.