Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Сам? О нет! Сам он вообще не спит, а без устали летает, но вот своё потомство непарный шелкопряд заботливо прикрывает пушком. Под такими плотными пушистыми одеялами не страшны ни дождь, ни холод яичкам, из которых выклюнутся новые шелкопряды… Ну‑с, а теперь давай‑ка устроим пуховую постель для Карика!

– Я сама постелю! – сказала Валя.

Она сложила ворох мягкого волоса в самом сухом углу пещеры, взбила руками, как взбивают пуховики, потом бросила в изголовье большую охапку волоса и отошла в сторону.

– Так, кажется, хорошо! – сказала Валя, любуясь своей работой.

– Прекрасно! Великолепно! – одобрил Иван Гермогенович.

Он поднял спящего Карика и на руках перенёс его на пуховую, мягкую постель. Валя прикрыла Карика, как одеялом, поблекшим лепестком жёлтого цветка.

– Ну, теперь ему, кажется, будет удобно. Посмотри за ним, а я уйду на полчасика, – сказал Иван Гермогенович, – есть тут у меня кое‑какие дела… Если Карик проснётся, накорми его!

– Ладно, – сказала Валя, – идите, у меня тоже есть кое‑какие дела.

Когда профессор ушёл, Валя приготовила ещё две постели, притащила два новых голубых одеяла из лепестков колокольчика, подмела кусочком лепестка пол, потом вкатила в пещеру четыре больших камня и положила на них плоский камень, а сверху разостлала, как скатерть, белый лепесток ромашки.

Получился замечательный стол.

Вокруг стола Валя поставила камни поменьше, обложила их остатками волоса и накрыла жёлтыми лепестками.

– Это будут кресла! – сказала Валя. Окончив работу, она обошла пещеру и осталась очень довольна: в пещере стало совсем уютно.

– Теперь тут можно целый месяц ждать, пока выздоровеет Карик.

Она на цыпочках подошла к постели брата, нагнулась над ним, заботливо поправила одеяло.

– Спи! Спи! – шёпотом сказала она. Скоро вернулся профессор. Тяжело отдуваясь, он вкатил в пещеру вторую бочку с мёдом и поставил её около стены.

– Смотрите, что я тут наделала! – похвасталась Валя.

– А что? – испуганно спросил Иван Гермогенович, но, оглядев пещеру, одобрительно закивал головой: – Браво, браво! Молодец! Да ты настоящая хозяйка! – похвалил он Валю. – Кстати, и я могу украсить кое‑чем наше жилище. Сейчас тут, около самой пещеры, я нашёл довольно интересную вещичку.

Приложив палец к губам, Иван Гермогенович поспешно вышел и через десять минут вернулся с листиком в руках.

На листике, как на подносе, лежали горкой продолговатые яйца.

– Что это? – спросила Валя. – Их едят?

– Нет, – ответил Иван Гермогенович, – их не едят, но они пригодятся нам, да ещё как пригодятся‑то!

– А для чего пригодятся?

– Поживёшь – увидишь!

Иван Гермогенович поставил поднос с яйцами на бочку и сказал:

– Значит, так: наш больной, очевидно, пролежит несколько дней. Чтобы не терять напрасно времени, мы перекатим с тобой все бочки с мёдом в пещеру, а потом… Ну, а потом, вероятно, нам придётся построить броненосец.

– Какой броненосец?

– Да уж какой выйдет, такой и построим! И как только Карик выздоровеет, отправимся в дальнее плавание. Ведь наш маяк находится на другом берегу, – значит, нам придётся плыть к нему на корабле.

Закусив мёдом, Иван Гермогенович и Валя принялись перекатывать бочки с мёдом из шмелиного склада в пещеру. Всякий раз, когда они возвращались, профессор подходил к Карику, прислушивался к его неровному дыханию, щупал пульс.

Карик спал как убитый.