Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Ух какая распухшая! – дотронулась Валя кончиком пальца до больной ноги Карика.

– Да, тебя бы так обстреляли, и ты бы распухла! – сказал Карик, поглаживая больное колено.

– А ты не ступай на эту ногу, тогда скорей пройдёт! Хочешь, я костыль найду?

В это время вернулся профессор. Он держал перед собой на вытянутых руках небольшой листик, с которого струилась на песок вода.

– А ну‑ка, повернись, – сказал Иван Гермогенович Карику, – дай‑ка твою ногу.

И, положив мокрый, холодный листик на горячее, опухшее колено, он ловко обернул им больную ногу Карика:

– Ну как?

– Хорошо, – сказал Карик. – Вроде компресса. Сразу стало полегче!

– Прекрасно! Лежи смирно, а мы пойдём с Валей поищем место для ночлега.

К счастью для путешественников, на этот раз им не пришлось долго искать убежище. Весь берег озера был изрыт глубокими пещерами.

Профессор и Валя заглянули в одну, в другую и наконец выбрали сухую песчаную пещеру с низкими сводами, с узким входом.

– Давайте останемся в этой! – предложила Валя.

Профессор согласился.

Он вернулся на берег, поднял Карика и на руках перенёс его в пещеру.

– Лежи! – сказал Иван Гермогенович, укладывая Карика около стены. – Удобно тебе?

Карик ничего не ответил. Он уже спал тяжёлым сном больного.

Иван Гермогенович и Валя сели у входа и при слабом вечернем свете поужинали остатками медового теста.

– А теперь спать! – сказал профессор. Завалив вход в пещеру камнями, путешественники растянулись на сухом песке и скоро заснули.

 

Под утро Иван Гермогенович увидел во сне муравьиного льва. Лев крепко держал Карика изогнутыми крючками и в упор смотрел на него выпуклыми большими глазами.

Карик бил по голове чудовище руками и ногами и тихо стонал.

Профессор открыл глаза. «Ну и приснится же!» – подумал он. Однако стоны не прекращались. Значит, это не сон?

– Карик, ты что? – окликнул его профессор. Карик не отвечал.

В пещере было темно.

Профессор встал и, держась рукой за стенку, пошёл к выходу.

Нащупав в темноте баррикаду из камней, которая загораживала вход в пещеру, он снял сразу два больших камня и осторожно, чтобы не напугать шумом ребят, положил их на землю.

В пещере стало светлее.

Серый предутренний свет падал на песчаный пол, на спящих ребят.

Посреди пещеры лежала, свернувшись калачиком, Валя. Около стены спал, раскинув широко руки, Карик, Он был весь красный. На лбу у него проступил пот. Карик вздрагивал и стонал во сне.

Профессор подошёл к нему, наклонился и тихонько дотронулся до распухшего колена, завёрнутого в листик.

Не просыпаясь, Карик поджал ногу и громко застонал.

– Карик, ты пить не хочешь? – спросил профессор.

Карик приоткрыл глаза. Ничего не соображая, он долго смотрел на Ивана Гермогеновича, потом молча отвернулся от него к стене.

– Тебе принести воды?

– Н‑нет! – сквозь зубы сказал Карик.

– А хочешь, я компресс переменю? – спросил Иван Гермогенович.

– Да… компресс, пожалуйста! Профессор принёс свежий мокрый лепесток, положил его на распухшее колено:

– Ну как, получше стало?