Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Похож на стрекозу немного. Но увалень и лентяй ужасный! Сядет на дерево, опустит четыре длинных крыла, да так и висит целый день, точно его булавкой прикололи. А эта забияка, которая сидит в яме и швыряется камнями, – его личинка. Она охотится тут. Видели, какую хитрую ловушку поставила для ротозеев?

– Для муравьёв?

– Не только для муравьёв. Она и другим насекомым не даёт спуску. И что самое обидное, – улыбнулся Иван Гермогенович, – тебя хотело съесть животное, у которого даже и рта вовсе нет.

– Ну да… А чем же оно меня стало бы есть? Ногами?Личинка муравьиного льва. Мир насекомых.

– Да вроде того! – сказал профессор. – Видишь ли, дружок, у муравьиного льва нет ротового отверстия, но зато у него на голове есть два огромных крючка, которыми он присасывается к жертве и вытягивает из неё кровь. Ещё две‑три минуты – и ты бы познакомился с этими крючками. Профессор поднялся с земли и сказал:

– Ну ладно, пойдёмте!

Валя побежала за профессором, а Карик поплёлся сзади, стараясь не отставать от Вали.

Временами резкая боль заставляла его подпрыгивать и останавливаться. Ему казалось, что он наступает на длинные, острые иглы.

И всё же он шёл. Морщился, гримасничал, кусал губы, но шёл, не отставая ни на шаг.

Иван Гермогенович поминутно оглядывался, украдкой наблюдая за Кариком. Когда же Карик спотыкался, профессор останавливался и с тревогой спрашивал:

– Ну что там у тебя?… Может быть, ты обопрёшься на меня?

– Нет, нет, ничего, – торопливо отвечал Карик, – это так… Наступил на острый камень.

Наконец Карик начал отставать.

Он теперь уже не шёл, а подпрыгивал на одной ноге, волоча по земле другую.

Иван Гермогенович остановился:

– Ну ты, я вижу, совсем раскис.

– Нет, нет! – запротестовал Карик. – Я хоть сто километров ещё пройду.

Он выпрямился и быстро пошёл вперёд, но… сделав несколько шагов, упал и, обхватив больную ногу, застонал. Тогда профессор, не говоря ни слова, взвалил Карика себе на плечи.

– Да я пойду. Пустите! Я сам! – отбивался Карик.

– Сиди уж! – прикрикнул профессор. – Дойду!… Подумаешь, скороход какой…

Прижимая к себе Карика, Иван Гермогенович шёл, хмуро поглядывая под ноги. Рядом с ним шагала с виноватым видом Валя.

Карик положил голову на плечо профессора и начал дремать, а скоро глаза его закрылись, и он заснул.

Когда же открыл глаза, он увидел, что лежит на берегу большого озера. Профессор стоял на камне и, приложив ладонь козырьком к глазам, смотрел на другой берег, где одиноко торчал далёкий шест‑маяк.

Карик услышал, как Валя спросила что‑то, но что именно, он не разобрал.

Карик приподнял с земли голову, прислушался.

Теперь уже говорил Иван Гермогенович:

– Построим корабль и поплывём. Но сначала поищем удобную квартиру. Ведь нам придётся пожить недельку, а может быть, и две недели, на берегу.

– А зачем?

– Как это зачем? Разве ты не видишь, как расхворался наш Карик?

– Не надо!… – сказал Карик, приподнимаясь на локтях.

– Что не надо?

– Не надо жить на берегу. Я смогу доползти до корабля и даже грести буду.

– Чепуха! – махнул рукой профессор. – А вдруг поднимется буря? Ты же камнем пойдёшь ко дну.

Иван Гермогенович нагнулся над Кариком, осторожно потрогал его распухшее колено.

– Гляди, как посинело! И болит, наверное?

– Болит, – поморщился Карик, – и жжёт все, будто горячим утюгом по колену гладят.

Профессор задумался и вдруг, хлопнув себя по лбу, побежал к озеру.