Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Он с разбегу взлетел на холм.

– Где он? Где? – задыхаясь, спросил профессор.

– Вон! Вон он! – показывала Валя пальцем на глубокую воронку.

На дне воронки, зарывшись по горло в песок, ворочалось страшное чудовище. Большая чёрная голова с длинными, изогнутыми крючками быстро‑быстро подбрасывала вверх мелкие камни и песок. На краю воронки стоял испуганный Карик. Он беспомощно закрывал голову руками, выкрикивая что‑то непонятное. Песок и камни летели в него с такой силой, что он то и дело падал, поднимался и снова падал. А чудовище швыряло в него не переставая, стараясь ослепить его песком, сбить с ног камнями.

Песчаные стены воронки осыпались, оседали под ногами Карика, и он сползал все ниже и ниже, прямо в логово чудовища, приближаясь к нему с каждой минутой.Воронка ловушки личинки муравьиного льва. Мир насекомых.

– Повернись спиною! Спиною повернись к нему! – кричал Иван Гермогенович.

Но Карик ничего не понимал и, кажется, ничего уже не слышал. Тогда Иван Гермогенович сбежал проворно вниз, схватил Карика на руки и полез из воронки по осыпающейся стене, крепко прижимая его к груди.

Вдогонку профессору и Карику полетел со свистом град камней. Но Иван Гермогенович стиснул крепко зубы и, не выпуская Карика из рук, продолжал карабкаться вверх, втягивая голову в плечи и пригибаясь к самой земле.

Наконец он выбрался из воронки. Осторожно положив Карика на землю, Иван Гермогенович пробормотал растерянно:

– Ну вот ведь какой ты… Ну разве можно так пугать меня?

Карик лежал на земле бледный, с закрытыми глазами. По щеке его тоненькой струйкой ползла кровь. Голова Карика и весь он с головы до ног был покрыт густым слоем пыли и песка.

Валя смотрела на Карика широко открытыми глазами.

– Он живой? – наконец прошептала она, опускаясь около Карика на колени.

– Живой! – хмуро ответил Иван Гермогенович, подкладывая под голову Карика свёрнутый лепесток незабудки.

– Ой, я боюсь! – прошептала Валя, посматривая в сторону страшной воронки. – А вдруг он вылезет, этот страшный, и опять набросится!

– Не вылезет, если вы сами к нему не полезете, – буркнул Иван Гермогенович, сердито взглянув на Валю. – Не надо совать нос в каждую пасть, если не хотите потерять головы.

Он склонился над Кариком, приложив ухо к его груди, нащупал пульс и зашевелил беззвучно губами. Карик вздохнул.

– Ты меня слышишь? – громко спросил профессор.

Карик приподнялся, посмотрел на профессора мутными глазами. Губы его еле шевелились.

– Он… ушёл? – спросил слабым голосом Карик.

– Ушёл, ушёл! – сказал профессор. – А вот ты‑то как? Можешь встать?

– Кажется, могу! – сказал Карик.

Шатаясь, он встал на ноги и сказал, стиснув зубы:

– Пойдёмте!

Некоторое время путешественники шли не разговаривая, но профессор не мог долго сердиться. Когда они сели отдохнуть, Иван Гермогенович поглядел на Карика и сказал усмехаясь:

– Герой какой… А? Смотрите‑ка! В берлогу льва полез!

– Я нечаянно, – сказал Карик. – Бежал‑бежал – и вдруг эта воронка. Ну, я и скатился вниз…

– А ты бы под ноги смотрел да не считал в небе ворон. Ведь ещё немного – и ты попал бы на обед к муравьиному льву.

– Как, вы сказали, его зовут? Муравьиный лев? – спросила Валя.

– Именно так его и зовут, – кивнул головою Иван Гермогенович, – но это был не сам муравьиный лев, а только его личинка. Сам‑то он не сидит в яме, сам он летает, но ещё чаще ползает по деревьям. Я думаю, вы даже встречали его когда‑нибудь…

– Какой он? На кого похож?