Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Вот так обыкновенные! – Карик даже свистнул от удивления. – Да они же ничем не похожи на яйца.

– Ну, дорогой мой, в мире насекомых многое вообще нельзя сравнивать с жизнью большого мира. Тут все удивительное, все необычное, все необыкновенное. Но самое поразительное – это яйца насекомых. Так, например, у минирующей мухи они похожи на крошечные футбольные мячи с шахматной раскраскою. У репной белянки – на сложенные вместе ребра, у капустного клопа‑арлекина – на бочонки с чёрными обручами. У одних насекомых яйца шарообразные, у других – плоские, у третьих – цилиндрические, а есть изогнутые, как бумеранг, есть длинные, как спички, а есть похожие на шипы. Словом, у разных насекомых и яйца разные по форме. Нет только похожих на куриные. Между прочим, и окрашены они по‑разному. Есть яйца чёрные и зелёные, коричневые и розовые, жёлтые и красные, оранжевые и полосатые.

– А какие самые лучшие? – спросил Карик. – Какие вкуснее всех?

Иван Гермогенович пожал плечами:

– Ну‑у… Таким вопросом наука пока ещё не интересовалась. Придётся, видно, нам выяснить, какие яйца вкусные, а какие нет. Одно могу сказать: все они, безусловно, питательные. Ведь в каждом яйце находится всё необходимое для жизни любого живого существа – цыплёнка, жука, утёнка, бабочки, пчелы, а потому можете смело пробовать все яйца подряд.

Так шли они несколько дней, ночуя в цветах, в раковинах, в пустых осиных гнёздах и даже под камнями, в мрачных, сырых берлогах.

Питались они нектаром, пчелиным мёдом, яйцами бабочек, зелёным молоком.Жук-кожеед. Мир насекомых.

В долине Трех рек профессору удалось убить малиновку. Путешественники ели три дня жареную и копчёную дичь, и, наверное, им хватило бы мяса ещё на две недели, но по дороге на них напали жуки‑кожееды, отняли всю провизию и чуть не искалечили Ивана Гермогеновича и Карика.

 

С каждым днём путешественники подходили все ближе и ближе к озеру, на другой стороне которого стоял шест‑маяк.

По расчёту профессора, они должны были прийти к озеру на другой день к вечеру, за ночь переплыть его. а там уж совсем недалеко было и до маяка.

– Примерно через два‑три дня мы будем дома! – уверял профессор ребят.

Но расчёты Ивана Гермогеновича не оправдались.

Когда путешественники были уже совсем близко от озера, произошло печальное событие.

Это случилось рано утром.

Профессор и ребята только что вышли из пещеры, в которой провели ночь, и двинулись в путь, шагая по холодной утренней росе.

– Ну и стужа! – ёжился профессор. Дрожа от холода и выбивая зубами мелкую дробь, путешественники шагали по холмам и долинам. Казалось, босые ноги ступают по льду, только слегка засыпанному землёй. Хотелось остановиться, поджать под себя ноги, как поджимают лапы гуси на льду.

Наконец ребята не выдержали и, чтобы хоть немного согреться, быстро побежали вперёд.

– Не убегайте далеко! – крикнул вдогонку профессор.

Но ребята уже мчались к высокой цепи холмов, обгоняя друг друга, перепрыгивая с разбегу широкие рвы и небольшие ручьи.

– Вернитесь! – кричал Иван Гермогенович. – Вернись, Карик! Иди сюда, Валя!

Но Карик только махнул рукой и, взбежав на гребень песчаного холма, скрылся за ним.

Валя остановилась, как бы раздумывая: вернуться ей обратно или бежать за Кариком, но, подумав немного, полезла за братом и тоже скрылась за холмом.

Встревоженный Иван Гермогенович прибавил шагу. И вдруг из‑за холма показалась Валя. Она махала руками, звала Ивана Гермогеновича на помощь.

– Скорей, скорей!… Нападают! – кричала она. Профессор побежал так быстро, как только мог.