Глава 15

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Профессор покачал головой, но ничего не сказал.

Путешественники легли спать.

 

Незадолго до рассвета Карик услышал сквозь сон очень странный шум. Он поднялся с матраца, подошёл к выходу.

Сквозь щели между камнями Карик увидел площадку, залитую нежным светом раннего летнего утра.

На площадке ползали огромные крылатые животные.

Карик узнал их. Это были мухи. Они суетились около лужи мёда, толкались, с жужжанием взлетали вверх и снова опускались на мёд.

С каждой минутой мух становилось всё больше и больше.

Сильный шум разбудил профессора и Валю. Иван Гермогенович что‑то сказал, но ребята не расслышали ни одного слова. Мухи жужжали и гудели так, словно рядом гремели мощные моторы. Тащить теперь на корабль оставшиеся бочки с мёдом было, конечно, нельзя. Мухи могли сбить путешественников с ног и даже убить их. Они толклись у самого входа, нахально заглядывали в пещеру, пытаясь просунуть сквозь щели свои длинные хоботы. Они ползали по камням, которыми был завален вход, и под тяжестью мух камни шатались.

Путешественники со страхом смотрели на свою баррикаду. Вот‑вот обвалится она, в пещеру ворвутся полчища мух – и тогда… они погибли. Но к вечеру мухи исчезли.

– Ушли! – обрадовалась Валя.

– Ничего не ушли, – уныло сказал Карик. – Завтра они вернутся обратно и опять полезут в пещеру. Я‑то их знаю! Они чуют бочки с мёдом!… А сейчас они спать улетели.

– Давайте завалим получше вход! – предложила Валя.

– Чепуха, – сказал профессор. – Сидеть ещё день и дрожать? Благодарю покорно!

– Так что же нам делать?

– Наступать! – сказал профессор. – Наступать, а не обороняться.

Он поднял с пола корзиночку‑диатомею, взял яйцо светляка и, подняв его над головой, точно факел, выбежал из пещеры.

– Куда вы, Иван Гермогенович? – закричали ребята.

– Сейчас, сейчас! Я их угощу, негодных! Голубой огонёк замелькал в темноте и пропал.

– Куда это он?

– Не знаю! Что‑то, кажется, придумал. Поздно ночью профессор вернулся в пещеру очень довольный и весёлый. Он поставил корзиночку на пол и, отдуваясь, сказал:

– Вот! Бомбы принёс! Завтра откроем по мухам артиллерийский огонь.

Ребята бросились к корзиночке.

– Бомбы? Вот здорово!

Карик осторожно запустил руку в корзиночку и достал оттуда серый комочек. Лицо его вытянулось.

– Ну и бомбы! Какие‑то ерундовые комочки.

Просто засохшая грязь. Разве бомбы такие бывают?

Профессор засмеялся.

– Не нравятся? – спросил он. – Напрасно! Вот посмотришь, как они завтра будут действовать. Не хуже пироксилиновых шашек.

Иван Гермогенович вытряхнул комочки из корзины, разделил их на две кучки и, придвинув маленькую кучку Вале, сказал:

– Возьми‑ка, Валя, вот это и пойдём! Нагруженные бомбами, профессор и Валя вышли из пещеры.

– Разбрасывай бомбы перед пещерой! – услышал Карик голос Ивана Гермогеновича.