Глава 14

– Ну, полезных‑то я всех знаю! – сказал Карик. – Это пчелы, которые дают мёд, и тутовый шелкопряд, который делает шёлковые нити. Ах да, теперь ещё знаю, какие полезные муравьи.

– А наездники, которые уничтожают вредителей леса? А стрекозы? А пауки? И как знать, может быть, большие пауки способны выделять паутину ещё более ценную для человека, чем шёлковые нити тутового шелкопряда. У многих пауков, между прочим, паутинные нити удивительно крепкие. Во всяком случае, крепче даже стальной проволоки, если, конечно, проволока будет не толще паутины.

Профессор засмеялся.

– Иногда неожиданно для себя человек находит полезных насекомых среди таких, какие кажутся всем бесполезными. Помню, на одном гигантском строительстве в рабочих бараках развелись клопы. Кровопийцы эти не давали рабочим спать ночью, да и днём от них не было покоя. Клопов травили разными химическими опрыскивателями, окуривали газами, но избавиться от них никак не могли. И вот один профессор посоветовал собирать и разводить… Кого бы ты думал? Тоже клопов. Хищных клопов‑редувиев. Собрали их всего полведра и по нескольку десятков расселили по баракам. И что же? Клопы‑редувии – пожиратели домашних клопов – расправились с ними за несколько дней. Одних успели сожрать, другие в панике бросились удирать из бараков.

– А потом они не грызли, не кусали людей, эти… редувии?Клоп-редувий. Мир насекомых.

– О нет! Для клопа‑редувия человек такая же неподходящая пища, как для тебя, допустим, доски, дрова, палки.

– А долго надо учиться, чтобы сделаться… этим… ну, который насекомых знает?

– Специалист по насекомым называется энтомологом. А учиться нужно не меньше, чем учатся врачи, педагоги, инженеры. Только, видишь ли, мой друг, энтомологу приходится учиться и после окончания университета. Ведь эта наука – самая молодая в мире и менее всего изучена.

– А что самое нужное людям я могу сделать, если стану изучать насекомых?

– Для человека любое знание может быть только полезным. Но сейчас особенно важно научиться бороться с вредителями мира насекомых. Они крошечные и как будто безобидные. Однако вредные насекомые ежегодно уничтожают столько продуктов питания, что их хватило бы на несколько лет для питания народам Швеции, Бельгии, Норвегии, Болгарии, Голландии, вместе взятым.

– Но почему же их не уничтожают ядовитыми порошками?

– Не так это просто, мой друг. Вот есть на свете такое насекомое, которое называют аптечным жуком. Он проникает в аптеки и, говорят, пожирает разные лекарства. И даже такие, как стрихнин, белладонна, никотин, опий. Для человека это страшный яд, а вот для аптечного жука – лакомство. Чтобы вывести этого вредителя, аптекари насыпали на полках ядовитый порошок для истребления насекомых. И что бы ты думал? Аптечный жук попробовал порошок, и он ему так понравился, что он стал питаться только этим порошком. Ну и, кроме того, многие порошки и химические жидкости уничтожают вместе с вредными насекомыми и полезных, а также домашних животных, рыбу, птиц. Более разумно, конечно, бороться с вредителями с помощью самих же насекомых, но для этого надо знать и вредных, и полезных насекомых. Э, да ты, я вижу, спишь, энтомолог. И немудрёно. Не все ребята твоего возраста способны слушать скучные лекции. Пожалуй, и я вздремну немножко.

Профессор положил под голову руку и тоже заснул.

Иван Гермогенович спал без снов, а Карик видел во сне, будто он построил жуков, гусениц, бабочек и каких‑то неизвестных ему насекомых в одну шеренгу и, выйдя перед строем, закричал:

«А ну, которые тут вредные – выходи! Довольно уж вам вредить людям».

Из шеренги вредителей выпорхнула бабочка с радужными крыльями и потрогала Карика длинными усиками, потом сложила крылья и прищемила его нос.

– Вставай! – закричала бабочка человеческим голосом. – Довольно спать‑то! Карик открыл глаза. Его теребила за нос Валя.

– Вставай! – сказала она.

Рядом с Кариком сидел на земле Иван Гермогенович и протирал руками заспанные глаза.