Глава 14

– Утром. Солнца ещё не было. Профессор взволнованно потёр руки.

– Тогда все понятно, – сказал Иван Гермогенович. – Да, да, теперь я все понимаю…

Он с шумом вздохнул, улыбнулся и, схватив Карика за руки, с силой сжал их:

– Валя жива. Она там. Сидит в цветке.

– В цветке?

– Ну да. Валя сидит в цветке энотеры.

– А это не опасно? – спросил Карик.

– Нет, нет, – ответил Иван Гермогенович. – Мы скоро увидим её живой и здоровой.

– Тогда бежим! – закричал Карик, хватая профессора за руку. – Залезем скорей на энотеру и поможем Вальке выбраться.

Иван Гермогенович покачал головой.

– Видишь ли, – сказал он, как‑то особенно покашливая, – сейчас это, пожалуй, бесполезно: мы ведь с тобою не знаем даже, на какую энотеру залезла Валя. Это во‑первых. Но допустим, что мы и найдём эту энотеру. Найдём, допустим, даже цветок, в котором Валя сидит. А как мы освободим её? К сожалению, освободить её мы всё равно не сумеем. У нас просто не хватит силы, чтобы раздвинуть лепестки энотеры. Это во‑вторых.

– А в‑третьих, Валька там не задохнётся? – спросил Карик.Энотера. Мир насекомых.

– Не задохнётся. Цветок большой, просторный. Подождём до вечера, он сам откроется.

– Вот странный цветок, – сказал недовольно Карик, – Другие цветы открываются по утрам, а этот почему‑то вечером.

– Заморский гость. Чужестранец. Прибыл к нам из Америки и живёт по старой, американской привычке.

Карик недоверчиво улыбнулся.

– Я не шучу, – серьёзно сказал Иван Гермогенович, – энотеру привезли из Виргинии. Лет триста назад её семена прислали в Европу для ботаника Каспара Богена. И вот за триста лет энотера перешла через Италию, Францию, Германию, Польшу и, наконец, появилась у нас… А в наши дни по песчаным берегам многих рек энотеру‑иностранку встречают теперь гораздо чаще, чем другие, местные растения.

– Но вечером она обязательно откроется?

– Безусловно. Каждый вечер цветы энотеры обязательно распускаются и стоят открытыми всю ночь, а рано утром закрываются снова. Недаром её прозвали «ночная свечка»! Однако, мой друг, что же нам делать? Сидеть и ждать?

– Не обязательно ждать. Можно поесть что‑нибудь, – неуверенно предложил Карик. – Тут не найдётся хорошего завтрака?

– Ну, пищи тут сколько угодно. Ты что хотел бы?

– Что‑нибудь такое же вкусное, как торт пчелы Андреевны.

– Андрены! – поправил Иван Гермогенович. – Но мы найдём что‑нибудь и повкуснее. Ты слышишь, как гудят у мыска реки пчелы? Пойдём туда. Там должны быть цветы, а где цветы – там теперь и наша пища.

Профессор не ошибся.

Лишь только они перевалили через холмы, как увидели внизу, в долине, огромные деревья, которые торчали то тут, то там. Вершины деревьев гнулись под тяжестью лиловых цветов.

Иван Гермогенович подошёл к одинокому дереву, осыпанному цветами, залез на него и крикнул сверху:

– Стой на месте!

Он забрался в цветок и принялся за какую‑то сложную работу.

Карик стоял внизу.

Он видел мелькающую в зелёной листве обожжённую солнцем красную спину Ивана Гермогеновича. Профессор работал, широко расставив локти; локти его то поднимались, то опускались, точно поршни машины.

Карик вспомнил маму. Вот так же на кухне она месила тесто.