Глава 13

Вдали показалась бухта. На спокойной воде покачивался, как баржа, чёрный огромный орех.

– Вот он, – сказал тихо Карик.

– Вижу.

Профессор остановился.

– Ты помнишь, куда вы пошли отсюда?

– Помню, – сказал Карик. – Я пошёл по берегу, а Валя пошла вправо. Туда.

– Хорошо! – сказал Иван Гермогенович. – Веди по той дороге, где проходила Валя.

Путешественники двинулись в путь. Когда они дошли до рощи, Карик сказал:

– Вот отсюда она кричала мне в последний раз. А потом пропала.

– А что она кричала, ты не помнишь?

– Кажется, «ау»! – неуверенно ответил Карик. Профессор задумался:

– Утром ты её искал здесь?

– Искал. Всю рощу обошёл.

– Вот что… Ты ступай вправо, а я пойду влево, – сказал Иван Гермогенович. – Не теряй только из виду эту рощу. Тут, в роще, и встретимся. Пошли!

Профессор и Карик разошлись в разные стороны. Они шли, осматривая внимательно каждую ямку, заглядывали под камни, приподнимали с земли толстые листья и смотрели: не спряталась ли туда Валя, не заснула ли она там?

Карик кричал, пока не охрип. Но всё было напрасно.

После долгих поисков они вернулись в рощу. Иван Гермогенович и Карик так устали, что еле передвигали ноги. Говорить не хотелось. Они сели под деревом и, опустив головы, сидели, стараясь не смотреть друг на друга.

Над самой головой профессора свешивалась ветка с жёлтыми шарами.

Шары раскачивались, волоча по земле круглые тени. Один шар был совсем как живой. Стенки его дрожали. Он как‑то странно шевелился на ветке, словно хотел оторваться и спрыгнуть на землю. Другие шары висели спокойно.

– Ну что ж, – вздохнул профессор, – пойдём посмотрим ещё раз. Ты иди в эту сторону, а я пойду к реке. Потом опять вернёшься в рощу. Понял?

– Понял, – сказал печально Карик.

Иван Гермогенович встал и быстрыми шагами направился к реке. Карик пошёл в противоположную сторону. Когда он уходил, ему послышался слабый, приглушённый крик. Он быстро повернулся.

– Иди, иди, – закричал профессор, – не теряй напрасно времени!

И снова они принялись за поиски, бегая по холмам, изредка перекликаясь друг с другом. Вдруг профессор остановился.

В стороне от рощи он увидел странные следы. Земля была разрыта, раскидана. Отпечатки чьих‑то ног были ясно видны на рыхлых буграх. Очевидно, здесь недавно произошла горячая схватка. Профессор наклонился к самой земле.

Свежий широкий след тянулся к песчаным холмам.

– Это она, – выпрямился профессор, – надо торопиться. Карик, скорей сюда! – махнул он рукой.

– Нашли? – закричал Карик издали.

– Иди сюда!

Когда прибежал запыхавшийся Карик, Иван Гермогенович молча показал ему следы борьбы на земле.

– Что это? – побледнел Карик.

– Кажется, – тихо сказал профессор, – её здесь схватили. Как видно, она сопротивлялась, но… Профессор замолчал.

– Её растерзали? – вскрикнул Карик.

– Не думаю, – сказал неуверенно Иван Гермогенович, – по её потащили в нору.

– Для чего её потащили?

– После об этом, а сейчас бежим скорее по следу. Кажется, я знаю, кто её схватил. Бежим. Мы ещё успеем.

Профессор и Карик помчались по следу.

Они бежали все дальше и дальше от рощи, где в жёлтом цветке осталась Валя.

Ветер поднял на холмах высокие столбы пыли, закружился, завертелся вокруг профессора и Карика, заметая на земле их лёгкие следы.