Глава 13

В серых предрассветных сумерках стояли тихие, печальные холмы. На далёком горизонте еле заметно светилась розовая полоса.

В тихой бухте у самого берега плавал, чуть покачиваясь, чёрный, мокрый орех.

Мимо с шумом катилась река. Течение мчало по волнам жерди, сухие ветки, лепестки. Их несло в бухту, прибивало к берегу. Они кружились и, проплывая мимо ореха, слегка подталкивали его, как бы пытаясь сдвинуть с места.

Вся бухта, точно шелухой, была покрыта сухим плавником. Ребята поднялись на пригорок и нерешительно остановились. Поёживаясь от холода, они стояли, растерянно посматривая друг на друга.

Куда идти?

Что делать?

Ах, если бы здесь, рядом с ними, был Иван Гермогенович!

– Неужели пропал? – вздохнула Валя.

– Найдём, – решительно сказал Карик. – Он здесь. Обязательно где‑нибудь здесь…

Он сложил ладони рупором, приподнялся на цыпочках и крикнул что было силы:

– Иван Гер‑мо‑ге‑е‑ны‑ы‑ыч! Где‑то сзади, за тёмными холмами, зашумела листва.

Ребята прислушались.

Шаги?

Нет. Это ветер. Это шумят деревья.

Валя опять тяжело вздохнула.

– Ничего, ничего. Мы найдём его. Вот увидишь. Он не бросит нас.

Карик взял сестру за руку и повёл её за собой по берегу реки. Через каждые пять‑шесть шагов они останавливались и громко кричали:

– Иван Гер‑мо‑ге‑ны‑ы‑ыч! Но профессор не откликался.

– Знаешь что, – сказал Карик, – я пойду по берегу, а ты иди немного подальше. Вон видишь, там какая‑то роща за холмами. Ну вот. Ты иди к этой роще и кричи. Только громче. Сначала буду я кричать, потом ты, потом опять я, потом ты! Ладно?

– Ладно.

– Только не отходи далеко да по сторонам поглядывай. Осторожнее. Ну, иди.

Карик пошёл по берегу, а Валя направилась к тёмной роще. Время от времени ребята останавливались, кричали и снова шли дальше.

Валя дошла до рощи.

В роще было темно и мрачно. Чёрные узловатые стволы деревьев поднимали вверх изогнутые, искривлённые ветки; широкие листья свисали до самой земли.

– Эй, Ва‑аля‑я! – прокатилось где‑то у реки.

– Ау! – отозвалась Валя. – Я здесь!

Валя подошла к тёмному, развесистому дереву. От дерева шёл вкусный, приятный запах.

И, странное дело: пахло настоящим миндальным печеньем, как дома перед праздниками, когда мама вынимала из духовки листы с печеньем.

Валя вспомнила, что со вчерашнего дня она ещё ничего не ела.

«Надо посмотреть, чем это вкусно пахнет?» – подумала она и решительно подошла к дереву.

– Эй, Карик! – закричала Валя. – Я на дерево полезу. С дерева буду кричать. Ты слышишь?

– Залезай и кричи. Только громче. Я иду к тебе! – отозвался Карик.

Валя ухватилась руками за мокрые, скользкие ветви и быстро, по‑обезьяньи, полезла вверх.

Раздвигая широкие листья, которые свешивались со ствола, преграждая дорогу, Валя лезла все выше и выше. Изредка она поглядывала наверх.

Совсем близко над головой виднелось что‑то вроде огромной чашки. Валя добралась до неё, уцепилась за влажные, упругие, точно резиновые, стенки и заглянула внутрь.

Совсем близко от неё покачивались пушистые шары. Они висели на толстых длинных хлыстах, поднимавшихся со дна чашки.

От них‑то и шёл крепкий и вкусный запах.

Валя почувствовала, что, если сейчас же, сию минуту не съест вот этот шар, который качается перед её носом, она просто умрёт от голода.

Она подтянулась на руках и села верхом на край лепестка, как на забор.

Вкусный шар был совсем рядом. Валя вцепилась в него руками и с силой дёрнула к себе. Но оторвать его не удалось. Шар держался крепко.

Валя дёрнула сильнее.