Глава 12

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Не бойтесь, – сказал Иван Гермогенович, усаживаясь на выступ коры. – Это гусеницы соснового шелкопряда. Нас они не тронут.

– Ох, всё‑таки я их боюсь! – прошептала Валя.

– Чего трусишь? – сказал Карик. – Говорят тебе, что они не тронут, – значит, не тронут… Чем они питаются? – спросил он у профессора.

– Зелёной хвоей и мягкими, молодыми побегами сосны, – ответил Иван Гермогенович.

– Ну вот видишь. Это гусеницы‑вегетарианки. Можешь даже погладить рукой любую гусеницу.

Но Валя на всякий случай отодвинулась подальше. Профессор, улыбаясь, подошёл к Вале, похлопал её по плечу, сказал:

– Не бойся, не бойся, дружок. Сейчас они уползут дальше. Мы‑то им совсем не нужны. Они подбираются к хвое, к молодым побегам сосны. А вот зелени достанется от волосатых вегетарианок. О, я их прекрасно знаю! Когда‑то написал даже о них книгу.

– Книгу о гусеницах? – удивилась Валя.

– Что ж тут удивительного? – пожал плечами Иван Гермогенович. – Ведь эти гусеницы – настоящая лесная саранча. Они собираются в бесчисленные стаи и пожирают хвойные леса, как саранча пожирает хлеб. Однажды я видел лес, по которому прошли шелкопряды. Он был начисто обглодан этими обжорами. Десятки километров ехал я, но нигде не видел ни одного зелёного пятнышка, только голые сучья торчали во все стороны.

Тут профессор поглядел вверх и улыбнулся, как будто увидел самого лучшего из своих друзей.

– А вот и микрогастер неморум! – сказал Иван Гермогенович. – Добро пожаловать! Добро пожаловать!

– Где? Кого это вы увидели?

– А вы разве не видите?Наездник. Мир насекомых.

В воздушных волнах, прямо над гусеницами шелкопрядов, бесшумно парили огромные животные с узкими телами, с длинными прозрачными крыльями.

– Комары! – закричала Валя.

– Микрогастер неморум! – повторил Иван Гермогенович. – Наездники! Друзья лесов и полей. Смотрите, ребята, что будет дальше. Многие учёные позавидовали бы сейчас! Ррраз! – отсчитывал профессор. – Есть один! Рраз! Другой! Прекрасно! Рраз! Третий! Молодцы! Смотрите! Смотрите!

Крылатые наездники падали сверху на гусениц, точно коршуны на добычу, и усаживались у них на спинах.

– Едут! Едут! – засмеялась Валя. – Настоящие наездники!

Это было похоже на забавное представление в цирке, где собаки катаются на лошадях, а на кошках мчатся перепуганные мыши.

Ребята захлопали в ладоши. Но вдруг Валя опустила руки, поглядела на профессора и растерянно спросила:

– Эти… микры… что ж они делают? Она увидела, как наездники быстро поднимают вверх брюшко с острой шпагой на конце и со всего размаху вонзают эту шпагу в спины гусениц.

Кольнув гусеницу, они сейчас же взлетали вверх.

– Дерутся! – сказала Валя. – Дерутся, а не катаются!

– И не дерутся и не катаются! – ответил Иван Гермогенович. – Наездники прокалывают своим острым яйцекладом кожу гусеницы и под кожу кладут яички. Через некоторое время из яиц выйдут личинки наездника и примутся уничтожать гусениц… Они, я полагаю, сожрут гусениц раньше, чем из них выйдут бабочки‑шелкопряды… Если бы, друзья мои, не было наездников, сосновый шелкопряд пожрал бы все леса, но микрогастер не даёт ему расплодиться. Поэтому мы можем назвать микрогастера лучшим сторожем наших лесов.

– А нельзя ли разводить их искусственно? – спросил Карик.

– Микрогастеров?… Можно! – сказал профессор.

– Так почему же их не разводят?

– Пробуют, но не всегда эти опыты бывают удачны, – ответил Иван Гермогенович. – К сожалению, в личинки этих наездников откладывают свои яйца другие наездники. Правда, совсем крошечные, по эти яйца убивают микрогастера, и он погибает.