Глава 12

Это был ствол. Красно‑коричневые глыбы коры громоздились одна над другой; между глыбами проходили глубокие ущелья. В некоторых местах эти ущелья густо заросли серым, седым кустарником.

– Отдохнём, друзья мои, – сказал Иван Гермогенович, присаживаясь. – А потом спустимся по стволу, как муравьи.

Ребята взглянули вниз и невольно попятились.

– Страшно! – сказала Валя.

– И всё‑таки придётся спускаться! – сказал Иван Гермогенович.

Валя прижалась к красной глыбе.

– Ничего, ничего, – сказал профессор, – на Кавказе и на Памире наши альпинисты взбираются на горы ещё покруче. И спускаются, конечно, с них. А там разве такие подъёмы и спуски? То и дело встречаются ледники, глетчеры. От ветра слезятся глаза. От холода замерзают слезы на щеках. Бррр… Подумать страшно. Ну, а по нашему деревянному Монблану не так уж и опасно спускаться.

– Ну что ж, как‑нибудь спустимся! – вздохнула грустно Валя.

– Конечно, спустимся, – отозвался Карик. – Ведь всё равно другого пути на землю нет? Значит, нужно спускаться по стволу? Ладно! Спустимся!

Профессор размотал ещё часть своего костюма, свил надёжную верёвку и протянул один её конец Вале.

– Ты опять пойдёшь первой, – сказал он. – Обмотай верёвку вокруг пояса и держись за неё крепче. Следующим пойдёт Карик. Я буду спускаться последним.

Иван Гермогенович, сделав из верёвки петлю, накинул её на плечи Карика:

– Освободи руки. Та‑ак.

Карик поднял руки, опустил петлю до пояса, затянул её покрепче.

– Ну вот и все, – сказал профессор.

Путешественники двинулись вниз.

Сначала спускали на верёвке Валю. Она шарила внизу ногами, нащупывая выступ коры, и кричала:

– Стою! Отпустите немножко верёвку! Верёвку ослабляли. Следом за Валей спускался Карик, Иван Гермогенович ждал наверху, широко расставив ноги, придерживая верёвку обеими руками. Он следил за каждым движением ребят.

Как только Валя и Карик укреплялись на новой площадке, Иван Гермогенович сбрасывал им верёвку и, крепко цепляясь за каждый выступ, осторожно спускался сам.

Так прошли они почти половину опасного пути. Земля приближалась с каждым шагом. Уже можно было разглядеть узловатые стволы травяного леса.

– А всё‑таки далеко ещё! – сказал Иван Гермогенович. – До земли мы доберёмся, пожалуй, не раньше чем через два часа.

Все они сильно устали.

Плечи и колени путешественников были в ссадинах, в синяках, в царапинах. Руки и ноги дрожали.

Пора было отдохнуть.

На одной из широких площадок профессор и ребята остановились.

– Привал! – скомандовал профессор, падая в изнеможении на бугристую площадку.Сосновый шелкопряд. Мир насекомых.

Ребята опустились рядом с ним.

Иван Гермогенович лежал, тяжело дыша, вытирая ладонью мокрое от пота лицо. Карик и Валя сидели, свесив ноги над пропастью.

Все молчали.

Вдруг Валя вскочила, замахала руками:

– Ай, смотрите! Кто это?

– Что? Что такое? – спросил Иван Гермогенович, приподнимаясь.

И тут профессор увидел огромную голову, покрытую лесом густой щетины. Короткие, но цепкие лапы хватались за края площадки. Наконец животное вскарабкалось на площадку. Выгибая лохматое длинное тело, оно поползло по коре, перебирая многочисленными ногами. За ним появилось другое, такое же лохматое и длинное, затем ещё и ещё.