Глава 11

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Солнце стояло уже высоко, когда отважные альпинисты поднялись на самую вершину.

Иван Гермогенович выпрямился, приложил к глазам ладонь и, поворачивая голову то вправо, то влево, начал осматриваться.

Ребята поднимались на цыпочки, чтобы получше рассмотреть горизонт. Но ни профессор, ни Карик и Валя не могли обнаружить приметный шест с красным флагом.

– Странно, – кашлянул Иван Гермогенович. – Неужели маяк повалило ветром?

– А дождём не могло его смыть? – спросил с тревогой Карик.

– Нет, нет. Я укрепил шест надёжно. Разве что…

Профессор не договорил. Земля под его ногами неожиданно расступилась, и он провалился по пояс. Ребята бросились на помощь. Но в то же мгновение вершина горы дрогнула и вдруг разверзлась, как чудовищная пасть.

Путешественники полетели вниз по узкой, наклонной земляной трубе. Следом за ними посыпались с грохотом камни и тяжёлые комья земли.

С визгом и криком, вцепившись друг в друга руками, путешественники мчались вниз и через минуту врезались в мокрое вязкое дно.

Первым опомнился профессор. Кряхтя и охая, он выбрался из густой, липкой грязи и, потирая поясницу, грустно сострил:

– Затяжной прыжок без парашюта. Разрешите поздравить с благополучным приземлением. Поднимайтесь, друзья мои.

Он вытер руки о костюм, заботливо поглядел на ребят, которые барахтались в грязи, и спросил:

– Все в порядке, надеюсь? Как Валя? Не ушиблась?

– Ничего, – ответила, поднимаясь, Валя, – только локоть, кажется, ободрала.

– А ты, Карик?

– А я колено ушиб.

Потирая ушибленные места, ребята испуганно оглядывали тёмные стены узкого колодца.

– Ну, это пустяки! – сказал Иван Гермогенович. – А вот я потерял мешок с провизией и посудой. Это уже хуже.

– Где мы? – спросила Валя.

– Сейчас узнаем, – пробормотал Иван Гермогенович, задирая бороду вверх.

Высоко над головами сияло далёкое небо. Бледный дневной свет падал на высокие отлогие стены, но на вязком дне этого глубокого, мрачного колодца было почти совсем темно.

– Кажется, – сказал Карик, – мы попали в нору к пауку‑землекопу. Это очень страшные пауки. Я читал про них.

– Как? – вздрогнула Валя. – Опять пауки? И в воздухе, и на земле, и под водой, и под землёй – пауки?

– Успокойся, – сказал Иван Гермогенович, – пауки‑землекопы, о которых говорит Карик, живут в Италии и на юге Франции. У нас их нет.

– Но тогда чья же это нора?

Профессор ничего не ответил. Пощипывая бороду, он обошёл колодец вокруг, постучал кулаком в стены и задумчиво сказал:

– Да, да… Это она… Андрена!

– Какая ещё Андреевна? – захныкала Валя.

– Да, да… Я так и думал… Все в порядке, друзья мои. Ничего опасного. На этот раз мы провалились удачно. Мы попали прямо в кондитерскую.

Глаза Вали стали круглыми от удивления.

– И здесь, – спросила она, – можно найти торты и пирожные?

– Да! – улыбнулся профессор.

– Но где же все это? Я вижу только грязь.

– Минутку терпения!

Профессор стукнул кулаком по стене:

– Сезам, откройся!

Стена загудела, точно он ударил по днищу пустой бочки.

– Не открывается! – сказала Валя, облизнув губы.

– Немудрёно! – улыбнулся профессор. – Ведь это только в сказках все делается по щучьему веленью. Нам нужно будет поработать немного. Копайте землю. Вот в этом месте.