Глава 11

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– А где же они? – удивился Карик. – Ведь вы говорили вчера, что тли пасутся на каждом дереве.

– Так это было вчера, – ответил Иван Гермогенович. – Вчера днём, а вечером пошёл дождь, и, конечно, он смыл всех тлей дочиста… Вот я и готов. Идёмте!

Ребята повернулись к профессору и вдруг, взглянув на него, захохотали.

– В чём дело? – смущённо осмотрел себя Иван Гермогенович.

– Ой!… Как вы…

– Как вы оделись… – хохотали ребята. Иван Гермогенович стоял, обмотанный шелковистым шнурком от горла до пяток. Всю паутину, которая была в домике ручейника, он намотал себе на живот, на плечи, на шею.

– Вы похожи на кокон! – сказала Валя, давясь от смеха.

Профессор улыбнулся:

– А ты сама, думаешь, на бабочку похожа? И ты, и Карик похожи сейчас на маленьких гусениц… Идёмте, друзья мои!

– А куда идти? – спросил Карик, оглядываясь.

За ночь вода залила все кругом. Идти можно было только в одну сторону. От домика ручейника тянулась узкая полоса земли, покрытая густым зелёным кустарником.

Профессор вскинул мешок на плечо и сказал:

– Очевидно, придётся сначала выйти из этого болота, а там уже мы увидим, что делать. Вперёд! И, махнув рукой, профессор затянул:

 

Марш вперёд – труба зовёт, ‑

Бравые ребята!

Выше голову держать,

Славные орлята!

 

Густые заросли травяного леса были безмолвны. Тяжёлые водяные шары висели низко над головами путешественников, приходилось идти очень осторожно, чтобы падающие капли не сбили с ног.

В пустом и гулком лесу падение водяных шаров производило такой шум, как взрывы бомб. Одна капля упала прямо на путешественников.

– Ай! – взвизгнула Валя, падая.

– У‑ух! – крикнул Карик, отброшенный в сторону.

– Ничего, ничего! Утренний душ полезен! – смеялся Иван Гермогенович.

Но вот солнце поднялось высоко над лесом. Горячие лучи словно подожгли землю. Она задымилась. Пар окутал травяные джунгли. Стало душно, как в бане.

К полудню путешественники вышли па опушку леса.

Впереди сквозь редкие просветы деревьев мелькнули жёлтые холмы.

Один холм поднимался над землёй острой вершиной, точно щедро позолоченная пирамида.

Взглянув на солнечную вершину, Иван Гермогенович сказал:

– Вот с этой вершины мы непременно увидим наш маяк.

– Золотой Везувий! – всплеснула руками Валя. – Бежим!

Карик бежал, обгоняя Валю, Иван Гермогенович ковылял сзади и скоро стал отставать от быстроногих ребят.

До Золотого Везувия расстояние было неблизким, и когда Карик и Валя подбежали к нему, оба так запыхались, что еле переводили дыхание. Вытирая на лбу проступивший пот, Карик сказал:

– Тоже мне Везувий!

Это была обыкновенная гора из жёлтых камней. А странные камни, которые блестели, как золотые, были простым песком.

Тяжело отдуваясь, ребята стояли, поджидая Ивана Гермогеновича, а когда он подошёл, стали подниматься на вершину раскалённой песчаной горы. Профессор шёл впереди.

– Мне, – сказал он, – что‑то не нравится этот Везувий. Уж очень он похож на одну коварную ловушку. Я, возможно, ошибаюсь, но не мешает быть и осторожными. Прошу идти за мной, вперёд не забегать.

Гора под ногами ползла, камни срывались с места и с грохотом мчались вниз. И с каждым шагом подниматься становилось всё труднее и труднее.