Глава 11

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

– Который, – подхватил Карик, – называется дракой.

– Да, иногда рассерженная чем‑нибудь невеста бросается на жениха и пожирает его, а иногда, осилив невесту, пожирает её жених, но чаще всего невеста встречает своего жениха благосклонно, и они начинают жить очень дружно. Однако, – сказал профессор, поднимаясь и отряхиваясь, – нам уже пора в путь‑дорогу. Собирайте посуду, продукты питания, укладывайте все в рюкзак и – марш в поход!

– В рюкзак? – удивилась Валя. – В какой рюкзак?

– Не в руках же нам нести посуду и продукты. Иван Гермогенович пошарил руками в груде камней и вытащил оттуда отличный кожаный мешок.

– Ой! – Валя широко открыла глаза. – Как настоящий! Это где же вы достали?

Профессор улыбнулся:

– Это подарок тихоходки. Пока вы спали, я кое‑что отрезал от этого мешка, и, как видите, получился великолепный рюкзак.

– Что за тихоходка?

– Одна из моих старых знакомых!

– Понимаю, – кивнул головой Карик, – на вас напала какая‑то тихоходка. Вы убили се и сняли шкуру.

– Ничего подобного, – сказал Иван Гермогенович. – Тихоходка никак не могла напасть на меня. Это же очень крошечное существо, не более миллиметра. Не нападал и я на тихоходку.

– А мешок из шкуры?

– А мешок… Видите ли, друзья мои, тихоходка размножается яйцами, а для того чтобы яйца эти не сожрал кто‑нибудь, она снимает с себя шкуру и складывает в неё яйца, как в чемодан.

– А сама помирает? – спросила Валя.

– Нет.Тихоходка. Мир насекомых.

– Как змеи! – сказал Карик. – Они тоже меняют шкуру.

– Да, – кивнул Иван Гермогенович. – Но только змеи бросают старую шкуру, а вот тихоходка приспособила шкуру для защиты потомства от холода, жары и дождя.

– Яйца вы, конечно, выбросили?

– Ну конечно, они, к сожалению, не съедобны. Профессор открыл тихоходкин мешок, положил в него посуду из яичной скорлупы и остатки яичницы, бережно завёрнутые в лепесток.

 

Подул свежий ветер. Туман стал редеть. Ветер нёс его, точно дым, над полями, сметая в лога и овраги.

Профессор завалил костёр землёй.

– Ну, – сказал он, – кажется, можно идти. Собирайтесь, друзья мои.

– А мы уже готовы, – вскочила Валя.

Иван Гермогенович внимательно осмотрел Карика и Валю и неодобрительно покачал головой.

– М‑да! – сказал он, о чём‑то думая. – Но в чём же вы пойдёте? В этих лохмотьях? Вам придётся переодеться, друзья мои.

– Во что же мы переоденемся? – спросила Валя, оглядывая своё незабудковое платье. В дороге оно порвалось и теперь висело на ней голубыми клочьями.

– Надо будет посерьёзнее одеться, – сказал Иван Гермогенович. – Как видите, незабудковая одежда непрактична в этих джунглях. За один день она уже превратилась в лохмотья. А вот этот материал уже покрепче. Он и через месяц будет таким же прочным, как в первый день.

Иван Гермогенович сбросил с плеч незабудковый плащ‑палатку и остался в серебристом свитере из паутины.

– Ой, я боюсь. – Валя сложила руки на груди. – И все равно нам не отобрать у него паутину. Он такой огромный и страшный, а мы теперь такие крошечные. Уж лучше не связываться с ним.

Карик спросил хмуро:

– А как мы победим его? Оружие бы надо достать!

– Ну нет, – засмеялся Иван Гермогенович. – Отбирать паутину у паука я, пожалуй, не стану, да и вам не советую… Ваши костюмы мы найдём в другом магазине… Идите за мной.