Глава 11

"Всё изумляет нас в природе мелких тварей -

Летящий шмель, стрекочущий сверчок

Паук, плетущий кружевную паутину

И червь, что превращается в порхающий цветок"

(Фо-Гель-Дзё)

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Вокруг кружилась пурга светящихся пузырьков.

– Иван Гермогенович! – крикнул Карик. – Что такое? Что это кружится?

– Туман! – услышали ребята голос профессора. Иван Гермогенович был тут же, где‑то поблизости, совсем рядом, но ребята не видели его.

– Разве туман такой бывает? – недоверчиво спросила Валя.

– Да, Валек, это туман. Такой он бывает под микроскопом.

Голос профессора звучал глухо, как будто доносился из глубокой ямы.

Ребята протянули руки, пытаясь поймать пузырьки, но они лопались, растекались холодной водой по пальцам.

– Ну где вы там застряли? – крикнул из гущи тумана Иван Гермогенович. – Бегите скорее!… Тут есть у меня кое‑что поинтереснее тумана.

Карик и Валя, осторожно ступая, двинулись на голос профессора.

– А много яичницы у вас? – крикнула Валя.

– Если поторопишься, может быть, и тебе удастся попробовать её, – отозвался Иван Гермогенович. – Иди скорее, пока я не съел все сам.

Вдали в тумане заблестел синий огонёк.

– Огонь! – крикнул Карик.

Неужели профессор развёл костёр? Но где же он взял спички?

Валя во весь дух помчалась к огню.

– Костёр, костёр! У нас костёр! – кричала она. Впереди, разбрасывая тучи пузырьков тумана, плясало пламя костра.

Высокий столб зелёного огня поднимался до самых вершин чёрного, мокрого леса. У костра на корточках сидел профессор. Толстой палкой он ворошил хворост, корчившийся на огне с весёлым потрескиванием.

– Ура! – закричали ребята. Они подбежали к огню и, взявшись за руки, принялись отплясывать дикий танец.

– Гоп‑ля! – кричала, прыгая, Валя.

– Гоп‑ля‑ля‑ля! – кричал раскрасневшийся Карик.

– Тише, тише! – останавливал ребят профессор. – Так вы у меня, пожалуй, всю посуду перебьёте. Садитесь‑ка лучше да поешьте.

От костра тянуло таким жаром, что невозможно было стоять даже далеко от него. А между тем сучьев в костре было не так‑то уж и много. Валя схватила охапку сухого хвороста и хотела подкинуть в костёр, но Иван Гермогенович остановил её:

– Не надо! Яичница уже готова.

– А костёр?… Он же потухнет.

– Нет, он не потухнет… Садитесь, друзья мои, завтракать, – сказал Иван Гермогенович и поставил перед Кариком и Валей прямо на землю огромную белую посудину с неровными краями; она была доверху наполнена дымящейся яичницей.

Не ожидая повторного приглашения, ребята с жадностью набросились на еду. Обжигаясь и дуя изо всех сил на пальцы, они глотали кусок за куском.

Валя раскраснелась. У Карика нос покрылся потом. И только Иван Гермогенович ел не спеша, орудуя, точно ложкой, куском сложенного вдвое лепестка.

Ребята не съели ещё и половины яичницы, как почувствовали, что сыты по горло.

– Ну, – сказал профессор, вытирая клочком лепестка бороду, – надеюсь, вы сыты?

– Ещё как! – засмеялся Карик. – У меня даже живот перекосился набок.

– И у меня перекосился, – сказала Валя.

– Прекрасно! Замечательно! – улыбнулся профессор. – Я очень рад, что яичница понравилась вам.

– А из чего вы её состряпали? – спросила Валя.

– Ясно, из чего делают яичницу, – из яиц, – перебил её Карик. – Это же просто. А вот как костёр вы разожгли? Где спички достали? И потом – почему огонь столбом стоит, почему он зелёный и почему костёр горит без сучьев?

– Тебе не нравится костёр без сучьев? Ну что ж, тогда подбросим в огонь вот эту охапку.

Иван Гермогенович подбросил в костёр сучьев и, поправив их палкой, весело подмигнул ребятам.