Глава 10

Широкие листья пригибались под тяжестью огромных водяных шаров, точно отлитых из тонкого хрустального стекла. Лучи заходящего солнца отражались на их поверхности багровым светом.

Весь лес горел тысячами огней.

Дрожа от холода, Карик повернулся на дереве и взглянул назад.

Далеко на западе он увидел одинокую мачту. На её вершине безжизненно висел мокрый флаг.

– Вот он! – крикнул Карик, махнув рукой на запад. – Туда нужно. В ту сторону.

– Видим, видим! – закричала снизу Валя. Карик спустился на землю. Путешественники двинулись в путь и скоро углубились в чащу травяных джунглей.

 

В лесу было тихо.

Изредка с шумом и грохотом падали на землю водяные шары, и снова наступала мёртвая тишина.

Не видно было ни одного живого существа. Вокруг все как будто спало мёртвым сном, словно в заколдованном сказочном царстве.

– А куда же девались эти?… Дождём их убило, что ли? – спросила Валя.

– Кто эти?

– Да разные… Дикие звери…

– Насекомые?… Где‑нибудь здесь! – ответил профессор, поёживаясь. – Где‑нибудь спрятались.

– Спят?

– Сохнут!

Иван Гермогенович крепко потёр озябшие руки и прибавил шагу.

– Все, кто летает, – сказал он на ходу, – и все, кто прыгает в травяных лесах, сидят после дождя и ждут, когда солнце высушит их, а тогда уж они снова забегают, запрыгают и полетят… Так же терпеливо ждут они восхода солнца по утрам, когда сидят в траве, покрытые тяжёлой росой.

– Вот хорошо! – засмеялся Карик. – Пусть хоть круглый год сохнут, ничуть не пожалею.

– Мы, значит, теперь одни в лесу? – сказала Валя. – А я – то все боялась: вдруг ляжем спать, а ночью они возьмут да нападут на нас. Ну, теперь я не боюсь ничего.

Ребята повеселели.

Они шли, болтая без умолку, потом затеяли игры. Гоняясь по лесу друг за другом, они громко перекликались, прятались за могучие стволы травяных деревьев.

Карик то и дело убегал далеко вперёд, а Валя храбро совала нос в каждую щель, в каждую нору. Она хотела посмотреть, как выглядят после дождя чудовища травяных джунглей.

Профессор следил за Кариком и Валей с нарастающим беспокойством и, наконец, сказал сердито:

– Не думайте, друзья мои, что все насекомые будут теперь сидеть и смирно ждать восхода солнца… Лишь только станет темно, из нор и щелей выползут ночные хищники. А ночные хищники, пожалуй, пострашнее дневных… И вообще я не советую вам соваться в каждую щель.

Ребята переглянулись.

– Мы, – сказала притихшая Валя, – не знали про ночных.

Они взялись за руки и пошли следом за Иваном Гермогеновичем, не отставая ни на шаг, не забегая вперёд.

Солнце зашло.

В лесу стало совсем темно и как‑то особенно тихо. Чёрные деревья обступили путешественников стеной. Вверху, над головами, печально шумел ветер. Изредка шлёпались на землю, точно каменные глыбы, тяжёлые капли дождевой воды.

В темноте идти было трудно.

Профессор и ребята все чаще и чаще налетали на деревья, поминутно спотыкались и падали.

– Подождите, – сказал наконец Иван Гермогенович, останавливаясь. – Так мы, пожалуй, заблудимся, да и вообще нам пора позаботиться о ночлеге. Я думаю, лучше всего идти сейчас по лесу цепью, не теряя, конечно, друг друга из вида.