"Всё изумляет нас

в природе мелких тварей -

Летящий шмель,

стрекочущий сверчок

Паук, плетущий

кружевную паутину

И червь, что

превращается

в порхающий цветок"

 

(Фо-Гель-Дзё)

Глава 8

Спасение утопающих. Дорога к фанерному ящику. – Живые форточки. – Путешественники встречают стада травяных коров. – Грустные воспоминания. – Нападение воздушной черепахи.

 

Сильное течение валило профессора с ног.

Он падал то на одно, то на другое колено; вода сбивала его, покрывала с головой, но он снова поднимался и, осторожно переступая с одного камня на другой, двигался дальше.

Карик и Валя лежали у него на руках. Глаза их были закрыты, руки беспомощно мотались, ноги волочились по воде.

– Ничего, ничего! – шептал профессор, тяжело дыша. – Всё будет хорошо! – И он ещё крепче прижимал ребят к себе.

Но вот наконец и берег.

Профессор опустил Карика и Валю на землю, сел на корточки и принялся растирать ребят ладонями.

– Да ну же, ну! Что вы, в самом деле? – бормотал Иван Гермогенович.

Он сгибал им руки, ноги, перевёртывал то вверх, то вниз лицом. Но всё было напрасно. Ребята лежали неподвижно, закрыв глаза и плотно стиснув побледневшие, подёрнутые мертвенной синевой губы.

– Ну что мне с вами делать? – нахмурился Иван Гермогенович.

Он потёр ладонью лоб и вдруг весь просиял.

Профессор вспомнил старый, теперь уже забытый способ спасения утопающих. Быстро вскочив, он схватил Валю за ноги, приподнял над землёй и с силой начал трясти.

Изо рта, из носа Вали хлынула вода. Валя застонала.

– Стонешь! – обрадовался Иван Гермогенович. – Прекрасно! Значит, будешь жить!

Положив девочку на землю, он принялся за Карика.

– Р‑раз! Два!

Изо рта Карика вырвались мутные потоки.

– А теперь полежи и ты.

Отплёвываясь и кашляя, ребята открыли глаза. Они смотрели, ничего не понимая.

Перед ними стоял Иван Гермогенович. Живой, настоящий Иван Гермогенович. Большой, бородатый, такой, каким они привыкли видеть его каждый день.

От радости ребята не заметили даже, как странно одет профессор. Они видели только его добрые, смеющиеся глаза, его растрёпанную седую бороду.

– Иван Гермогенович! – закричала Валя.

Она бросилась к нему и заревела от радости.

– Ну, ну, ну! – смущённо кашлянул профессор и погладил девочку по голове. – Теперь‑то плакать зачем?

Валя размазала кулаком по лицу слезы и улыбнулась:

– Это… Это… вода выходит… Сколько её налилось!…

– Много, – согласился Иван Гермогенович. – Ну, а теперь, друзья мои, скажите мне: кто разрешил вам хозяйничать в моём кабинете?

Ребята опустили головы.

– Ах, молчите! Вы разучились разговаривать?

Ребята вздохнули.

Мокрые, несчастные, они стояли перед профессором, не смея взглянуть на него.

Карик так низко опустил голову, что его подбородок упёрся в грудь, покрытую липкой грязью.

И вдруг Валя захохотала:

– Ой, Иван Гермогенович, какой вы смешной в этих… верёвках. Зачем вы так обмотались?

– Во‑первых, это не верёвки, а паутина, а во‑вторых, ничего смешного я тут не вижу.

– Но почему они такие толстые? Паутина же совсем не такая.

– Паутина такая же, но вот мы теперь стали другими, потому тебе и кажется, будто это верёвки. – Профессор строго посмотрел на Валю и сказал ворчливо: – Ты спрашиваешь, зачем обмотался? Такой костюм защищает меня от солнечных лучей, от царапин и ссадин. В нём я не буду мёрзнуть ночью, в нём можно спать на сырой земле, не опасаясь простуды. А кроме того, не привык я ходить раздетым.

– А где вы достали столько вере… паутины?

– Это мой первый охотничий трофей, – с гордостью ответил Иван Гермогенович и рассказал о встрече с пауком, о битве паука с осою. – Вот так я, друзья, приоделся и вооружился копьём – жалом осы.








  • Муравьи
    Муравьи
  • Каракатица
    Каракатица
  • Рыба-клоун
    Рыба-клоун
  • Ящерица
    Ящерица
  • Цикада
    Цикада
  • Гладкие киты
    Гладкие киты
  • Попугай ара
    Попугай ара

РЕКЛАМА